«Снимите меня! Я отдам колбасу!» Как Михаил Пуговкин из своего комического амплуа вырывался

13 июля актеру Михаилу Пуговкину исполнилось бы 100 лет (1923-2008)

М. Пуговкин. Фото из открытых источников

Он — народный артист СССР и Король комедии. Почетный гражданин Крыма и Ялты. Да что там «король»! В честь него даже названа целая планета №4516, вращающаяся где-то в просторах Вселенной – между планетами Есенина и Чехова. Артист, снявшийся ровно в 100 фильмах. Михаил Иванович Пуговкин (настоящая фамилия — Пугонькин).

…Незадолго до своего ухода Михаил Иванович грустно сказал: «Я в кино 65 лет. И даже мысли не допускаю, что последняя моя роль уже сыграна. Нет — она еще впереди!»

М. Пуговкин. Фото из открытых источников

М. Пуговкин. Фото из открытых источников

М. Пуговкин. Фото из открытых источников

М. Пуговкин. Фото из открытых источников

Предлагаю самые яркие фрагменты интервью Михаила Пуговкина 2006 года.

«ПРОСНУЛСЯ С НОГОЙ. И ОТ РАДОСТИ РАСХОХОТАЛСЯ»

— Михаил Иванович, признайтесь: не давит такое количество регалий?

— Нормально – я уже привык. Тем более, понимая, что всего этого могло бы не быть… Когда-то, прибавив себе год, я добровольцем ушел на фронт. И ведь аж до Вязова дошел! Правда, после ранения у меня газовая гангрена была. Худо дело было – ногу готовили к ампутации. Тогда я попросил главного хирурга: «Доктор, нельзя мне без ноги, я же артист!» Отошел от наркоза, вдруг вижу: нога на месте. Я так хохотал, что меня никак успокоить не могли. Просто не мог нарадоваться своему счастью!

Оказывается, врач сделал невозможное – то ли меня пожалел, то ли Сталина побоялся: его приказ № 100 от 1942 года запрещал бессмысленную ампутацию конечностей у солдат. А до этого всем без разбора отрезали руки-ноги — боялись гангрены. Целыми составами искалеченных фронтовиков отправляли в тыл… Словом, повезло!

С мамой. Фото из открытых источников

С мамой. Фото из открытых источников

— Кем бы стали, если бы не пошли в артисты?

— Не переедь я в 13 лет в Москву, очевидно, стал бы трактористом. Имел бы жену, семерых ребятишек, как все друзья детства, и был бы по-своему счастлив. Но судьба решила по-иному… Еще до войны, в 1941-м, Григорий Рошаль пригласил меня на роль Степаши Барского в фильм «Дело Артамоновых»: Кроме меня, в фильме снимались Михаил Державин-старший, Любовь Орлова, Вера Марецкая…

А в 1943 году, когда меня комиссовали, я поступил в школу-студию МХАТ. Помню, с палочкой и открытой раной, мне пришлось плясать на съемках «Свадьбы». Заметив пятна крови, оператор отключил камеру, медсестра сделала перевязку, и я азартно доплясал сцену. Еще бы, рядом такие артисты: Эраст Гарин, Фаина Раневская, Сергей Мартинсон, Алексей Грибов… Когда нога поджила, Михаил Яншин периодически подзывал меня: «Миша, сходи в буфет ВТО. Мы тебя оденем в мое пальто, дадим портфель, пропуск по ночной Москве». На меня надели шапку-пирожок, и Раневская воскликнула: «Слушай, а ведь ты похож на Яншина!»
Я бегал в ВТО, приносил на съемочную площадку графины с водкой. Яншин смеялся: «Не знаю, каким ты будешь артистом, но гонец из тебя гениальный!»

В фильме "Свадьба", 1944 год

В фильме «Свадьба», 1944 год

«ЗДОРОВО, ЛОЖКИН!»

— Быть комиком, постоянно юморить и феерить в кадре – это трудная работа?

— Судите сами. Как-то под Киевом снимались мы вместе с Сергеем Филипповым в короткометражном комедийном фильме «Суд идет». Жара на улице испепеляющая – около 40 градусов в тени. А мы просто обязаны доснять эпизод с коровой. И вся эта съемка, представляете, сопровождается употреблением нами портвейна в немереных количествах… Сейчас вспомнишь об этом – жуть берет. А тогда – нормально, рабочая обстановка. Снимаем дубль за дублем, в перерывах прикладываемся, как водится. И тут вдруг корова… падает в обморок. Не выдержала, бедняга, такой интенсивной творческой работы. Пришлось съемки переносить на следующий день.

Кстати, комиком я себя не считаю. Я характерный артист с уклоном в кинокомедию. Приходилось играть даже уголовный элемент. Помню, перед съемками в картине «Визит к минотавру» меня в гриме моего героя Мельника привезли в Бутырскую тюрьму.

— Зачем?

— «Понаблюдать атмосферу». Отняли ботинки, ремень, и мимо повели арестованных. Можете себе представить: меня все узнавали, и я с каждым здоровался. А один даже радостно закричал: «Наконец-то и Пуговкин с нами!»

В фильме "Дело пестрых", 1958 год

В фильме «Дело пестрых», 1958 год

До этого был Сафрон Ложкин из «Дела пестрых» — вор в законе. Перед началом съемок режиссер устроил своеобразный экзамен: мне «сделали» заросшее, испитое лицо, надвинули на глаза кепку, надели потрепанный ватник. И я угловатой походкой прошелся по перрону Курского вокзала, злобно шаря взглядом по лицам идущих навстречу людей. Все меня обходили стороной. Когда я присел на скамейку рядом с молодой женщиной — минуты не прошло, как она подхватила свой чемодан и исчезла. «Миша, ты в образе!», — обрадовался режиссер Досталь. Консультант фильма, начальник МУРа, добавил: «За время службы передо мной много таких вот голубчиков прошло…» После премьеры прохожие потом долго приветствовали меня так: «Здорово, Ложкин!»

А вот в любовных сценах я практически не снимался. Впервые поцеловался с Тамарой Носовой, когда играл Яшку-артиллериста в «Свадьбе в Малиновке». Спросил потом у режиссера Андрея Тутышкина: мол, ну как? «Такое впечатление, Миша, — ответил он, — что ты этим занимаешься всю жизнь!»

С Тамарой Носовой в комедии "Свадьба в Малиновке", 1967 год

С Тамарой Носовой в комедии «Свадьба в Малиновке», 1967 год

— Популярность и узнаваемость в быту вам сильно мешала?

— Смотря как на это реагировать. Однажды я сел в такси, а водитель улыбается: «Я вас сразу узнал. Вы в кино всегда Пуговкина играете».
Меня иногда упрекали: «Старик, ты слишком доступный, это неправильно». Ну да, если бы я принимал все приглашения выпить, давно бы меня на свете не было. Но я заветное слово знаю. Когда двое тепленьких меня зазывали: «Михалыч, третьим будешь?», я с достоинством ронял: «Ребята, я в завязке». И они тут же понимающе разводили руками: завязка — это святое!

В фильме-сказке "Огонь, вода и медные трубы", 1967 год

В фильме-сказке «Огонь, вода и медные трубы», 1967 год

«БИТТЕ-ДРИТТЕ, ФРАУ МАДАМ»

— В 1969 году Александр Роу пригласил меня в фильм-сказку «Огонь, вода и медные трубы». Он был большим чаевником, во время перерывов усаживался за столик и неизменно говорил ассистентке: «Михаил Иванович хорошо сыграл. Ему — кружку чая». Однажды после съемок он грустно сказал: «Миша, как жаль, что мы поздно встретились». Но еще у нас случилась «Варвара-краса — длинная коса». Как-то снимали на горе Ай-Петри сцену, в которой нужно было проскакать верхом. Из молодых артистов никто не мог сесть на коня. Тогда я прыгнул в седло и лихо промчался перед обомлевшей группой. Роу закричал: «Молодежь, посмотрите! Во ВГИКе не тому учат! Артист должен все уметь». Потом на съемках «Финиста — ясного сокола» Александр Артурович сказал мне полушутя: «Разбойники у вас получаются лучше, чем цари». А я ответил серьезно: «Это потому, что с разбойниками я встречался, а с царями пока не пришлось»…

К сожалению, великий сказочник не успел доснять фильм, завершал его ученик Г. Васильев. Наслышанный о моих подвигах, он как-то спросил, где я научился верховой езде. И я рассказал о съемках картины, которую всю жизнь громили, — «Кубанские казаки». Мы тогда жили рядом с ипподромом, и два месяца артисты учились держаться в седле.

— Как вам работалось с «Иваном Грозным» — режиссером Пырьевым?

— У Пырьева все работали с огромной отдачей. Человек сложного характера, совершенный тиран, но невероятно талантливый, он многих уничтожил, кто ему не нравился, но многим и помог. Так в «Кубанских казаках» я появился на экране на полминутки, а скакать верхом научился на всю жизнь.

М. Пуговкин (крайний слева) в фильме "Кубанские казаки", 1949 год

М. Пуговкин (крайний слева) в фильме «Кубанские казаки», 1949 год

А взять Яшку-артиллериста из «Свадьбы в Малиновке», которого считают чуть ли не лучшей моей ролью в кино? Там ведь у меня всего две сценки. Одна из них «Битте, дритте, фрау-мадам, я урок вам первый дам!»» Но этот танец «В ту степь» (на экране ровно минута) мы тоже репетировали почти два месяца.

— Какие из своих ролей вы больше всего цените?

— Особое место в моей жизни занимает сатирическая комедия «Штрафной удар». Во-первых, я играл там главную роль. Во-вторых, пробовался на нее одновременно с великим Жаровым, и Сергей Герасимов посоветовал режиссеру взять меня. А в-третьих, с 1963 года картина пролежала на полке 25 лет.

— Почему?

— Большой начальник – председатель ДОСААФ СССР оказался однофамильцем моего героя, спортивного горе-руководителя Кукушкина. На режиссера Андрея Тутышкина стали давить, чтобы он изменил фамилию персонажа. А он отказался! Кинокомедия вышла очень хорошей, зрители до сих пор хохочут! Жаль только, что снявшийся в ней молодой Володя Высоцкий на экране ее так и не увидел.

В фильме "Штрафной удар", 1963 год

В фильме «Штрафной удар», 1963 год

Между прочим, на блюдечке роли мне никто не подавал. Очень часто бывало так. «Миша, вот если Ильинский откажется, тогда возьму вас», — сказал Рязанов, приступая к «Гусарской балладе». «А в чем дело?» — интересуюсь. «Он просит десять тысяч, а ему дают восемь». «Не волнуйтесь, — сказал я. — Ильинскому дадут десять, все будет в порядке». И потом была масса подобных случаев: «Вот если Евгений Леонов не сможет сниматься, тогда…» А ведь было время, когда Женя умолял меня: «Так хочу работать в кино. Порекомендуйте меня на Мосфильме!» И я дал совет: «Да вы отдайте свою фотографию в актерский отдел, и скоро о вас весь Союз заговорит. Так с моей легкой руки он поехал на студию и стал великим Леоновым. Последний раз мы встретились в 1995-м. В конце разговора Женя сказал: «Миша, береги себя» — и заплакал.

В комедии "Двенадцать стульев", 1971 год

В комедии «Двенадцать стульев», 1971 год

"Иван Васильевич меняет профессию", 1973 год

«Иван Васильевич меняет профессию», 1973 год

— Съемки в фильмах Леонида Гайдая – это яркая страница вашей кинокарьеры?

— Еще бы! В комедию «Не может быть» Гайдай пригласил меня на свое место — в качестве «супруга» его жены, артистки Нины Гребешковой. Там была сценка в прокуратуре: я наливаю воды из графина, пью, и у меня стакан стучит по зубам. Это я придумал!

А вот в «Иване Васильевиче» Гайдай предложил мне как раз роль кинорежиссера, Якина. Худсовет был против — все, кроме Григория Чухрая. Он заявил: «Я знаю, что вы все о себе думаете хорошо. Но я с вами не согласен. И Пуговкин вам это докажет». Так меня утвердили на Якина. Потом были «Двенадцать стульев». Мне дали настоящие рясу и крест — ну точно батюшка, который был у нас в деревне. У меня даже спина похолодела — я ведь верующий. Пошел советоваться к маме. Мама — неграмотная, но мудрая женщина — спросила: «А что он в картине делает?» Я говорю: «Ищет бриллианты, золото…» «Ты Бога хоть не гневишь?» «Нет». «Ну тогда играй!» И добавила: «Попы все озорниками были!» Эх, золотая страница биографии — шесть фильмов с Гайдаем!

— Вы – известный хохмач. У режиссеров не было желания, например, поколотить вас за какие-нибудь проделки во время съемок?

— За режиссерами такого вроде бы не водилось. Но в свое время я очень любил произведения композитора Арама Хачатуряна. И как-то на одном из банкетов мы с ним встретились. Дабы выразить свое почтение великому мастеру, я решил спеть ему его песню. Выбрал момент и говорю: «А сейчас я вам спою вашу!» И стал напевать. Он не спускал с меня глаз, а потом говорит: «Спасибо, конечно, но это не моя песня». Представляете, каково мне было? Тогда я решил спасать положение — снова встал и запел. Он меня прерывает и говорит: «Это песня композитора Новикова! Вы что, меня разыгрываете?!» Я стал оправдываться: «Это я разнервничался оттого, что увидел вас живьем! Вы не думайте, я хорошо знаю ваш репертуар. Вот послушайте…» И запел «Как много девушек хороших…» Большей свирепости я в жизни не видел. Он заорал: «Уберите этого человека, а то я за себя не ручаюсь!»

М. Пуговкин и его роли. Фото из открытых источников

М. Пуговкин и его роли. Фото из открытых источников

«НЕ КОРЫСТИ РАДИ»

— Как актер вы всю жизнь были очень востребованы. Гонораров хватало?

— Знаете, ведь у разных людей разные потребности. Я непритязательный человек. Вот я один случай из жизни помню. Мне было 37, и на сей раз я твердо решил посвятить себя кинематографу — поступил в театр киноактера при Мосфильме, начал активно сниматься… Платили, конечно, мало, и однажды в киевской гостинице мы с Женей Шутовым решили обратиться к Александру Вертинскому — занять до зарплаты деньжонок. С этой просьбой мы к нему и подошли, а он в ответ: «Сколько вам, ребята?» Мы так обрадовались, что он не отказал, и решили немного разойтись… Говорим: «Рублей сто». А сами переглядываемся — сто процентов — не даст». Это были колоссальные деньги на то время! И что вы думаете? Вытягивает купюры из портмоне со словами: «Только вы обязательно верните. Мне еще два дня жить, а у меня только две тысячи осталось…» Вот вам и потребности!

Я сейчас, кстати, живу на пенсию. А это ровно 30 долларов. Поэтому изредка подрабатываю, снимаясь в рекламе. Похвалил «паркетную» фирму — появился в квартире паркет. Посотрудничал с другой — поставили пластиковые окна. Было дело, и колбасу рекламировал, и какое-то замысловатое средство от импотенции. С этим самым средством народ ко мне долго потом приставал, добиваясь, пил ли сам заморское снадобье. «Да не пил, не пил! – еле отмахивался я. Уж и сам не рад, что в эту историю ввязался.

— Если не считать последних «московских» лет, вы многие лучшие годы провели в Ялте…

— Впервые я попал в Ялту на съемках фильма «Адмирал Ушаков» и только в Ялте снялся в 26 фильмах. Это мой любимый гастрольный и съемочный город. Я соглашался там на любые крохотные эпизоды и на любое время года. А сколько играл моряков, боцманов! Мне даже на 70-летний юбилей подарили тельняшку! Это давно родной мне город. Здесь я встретил Ирину Константиновну.

Между прочим, в молодости мне цыганка нагадала: «Вы будете женаты три раза». Вот я тогда смеялся! Я ей сказал, что однолюб, а она стоит на своем: три жены! Говорю: «Вы лучше скажите, сколько денег вам добавить, только не врите!»

— Сбылось?

— С первой женой, актрисой Надеждой Надеждиной, я прожил 12 лет, у нас родилась дочь. Была любовь, но это был «рай в шалаше». Со второй супругой – известной в те годы певицей Александрой Лукьянченко — я прожил 32 года. Когда в 1990 году она ушла из жизни, я долго чувствовал себя потерянным. И как раз в это время встретил в Ялте Ирину Константиновну, сестру моего близкого друга — актера Юрия Медведева. Она организовывала концерты для артистов и предложила поработать вместе. Со временем рабочие отношения вылились в человеческие, у нас – семья. Теперь она — и менеджер, и администратор, и продюсер, и близкий друг, и любимая жена, и Муза. Так что цыганка не обманула.

С третьей женой - Ириной Константиновной. Фото из открытых источников

С третьей женой — Ириной Константиновной. Фото из открытых источников

— И последний вопрос: лично для вас какой потолок в возрасте артиста?

— Я знаю одно: артист должен играть. И в 80, и всегда. Не ради режиссеров и их талантов, а ради зрителя. С возрастом приходит особый вкус жизни. И еще. Неизбежную старость надо встречать достойно, с гордо поднятой головой. Для того, чтобы красиво пройти финишную прямую, от человека требуются большие волевые усилия. Я включил в последние годы все остатки воли, какие у меня только были и есть. Я хожу прямо, одеваюсь аккуратно, не теряю присутствия духа, стараюсь шутить, улыбаться, и людям, вижу, это ужасно нравится: «О, глянь-ка, Пуговкину — 84, а он в полном порядке!»

Фото из открытых источников

Фото из открытых источников

ПРЕДСКАЗАНИЕ ДЕРЖАВИНА-СТАРШЕГО

Актер Михаил Державин рассказывал: «Я — единственный свидетель самого первого шага Пуговкина в кинематографе. 15 мая 1941 года мой отец, Михаил Степанович Державин, тогда артист Вахтанговского театра, привел меня на съемочную площадку. Здесь-то я и увидел Мишу Пуговкина, причем в галошах, завязанных на какие-то веревочки. В павильоне снимали фильм «Дело Артамоновых», где мой отец играл главную роль. Снимали сцену свадьбы. Представьте: Вера Марецкая, Владимир Балашов, и среди них – молодой Миша Пуговкин, весь в кудряшках, в какой-то яркой национальной рубашке, пляшет. Мне было пять лет, и верите ли, я запомнил эту сцену на всю жизнь. Отец мне по этому поводу сказал коротко и ясно: «Этот парень будет знаменитым, даже если будет ходить в галошах всю жизнь…»
ПРИ ФРАКЕ И ВАЛЕНКАХ

Актер Лев Дуров: «Он потрясал не только зрителей, но многих педагогов. У нас княгиня Волконская преподавала манеры, и все мы этому учились. И вот на экзамене Михаил Иванович предстал во фраке, в черных брюках с галуном и… в валенках. Княгиня потеряла сознание, ее долго приводили в себя, и с того времени от Пуговкина теряют сознание очень многие».

ЗАВИСТЬ К ШТИРЛИЦУ

Режиссер Борис Грачевский:«Мы работали на картине «Золотые рога» и после съемки вместе с Михаилом Ивановичем поехали в гостиницу. В то время все народонаселение СССР смотрело по ТВ «Семнадцать мгновений весны». Машина мчится по пустынным улицам… И тут Пуговкин говорит мне:
– Ты не представляешь, как я завидую Тихонову!
– Кто? Вы? Да этого не может быть! И это при вашей-то популярности, когда на улице прохода нет! (Пуговкин тогда ходил только в кепочке и очках, чтобы труднее было узнать.)
– Представьте себе, завидую, потому что ему разрешается подолгу молчать на экране!»

Фото из открытых источников

Фото из открытых источников

«НАС БЫЛО ТРОЕ – Я И БРАТ»

Режиссер Станислав Ростоцкий:«Самое уникальное то, что я снимал Пуговкина в первом своем фильме «Земля и люди» и в первый съемочный день. Но не могу не вспомнить, что в моей картине снимались сразу четыре выдающихся и пьющих человека: Петр Алейников, Юрий Егоров, Владимир Иванов и Михаил Иванович. Еще мы встречались на кинофестивале, не в Каннах, конечно, – в Воронеже. И именно в Воронеже произошло потрясающее выступление Пуговкина, когда он вышел на сцену со стихотворением «Два брата».
Начало прозвучало так: «Нас было трое, я и брат…» Из зала кто-то крикнул: «Кто третий-то был?» Михаил Иванович внимательно изучил собеседника и ответил: «Ну уж не ты!» – и ушел со сцены».

НОСКИ В ПОЛОСОЧКУ
Актер Павел Винник: «Я не согласен с теми, кто говорит, что Михаил Иванович всегда ходил в галошах. Мы видели его всегда при бабочке и подражали ему. Тогда, в 1947 году, мы любили ходить в ЦДРИ. Потому, что там показывали трофейные фильмы и продавались самые дешевые бутерброды. Но пускали туда только хорошо одетых. Времена были трудные. У нас с Ульяновым на двоих были одни брюки, которые мы носили по очереди. Я пришел в свой день и увидел Мишу сидящим нога на ногу в новых носках в полосочку. Я ему говорю: «Миша, ты что, носки купил?» А он: «Павлик, ты чего… Да это от тельняшки рукава!»

Могила М. Пуговкина на Ваганьковском кладбище. Фото из открытых источников

Могила М. Пуговкина на Ваганьковском кладбище. Фото из открытых источников

Источник

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *